закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


3 августа 2021 15:41   Москва 

Иеромонах Григорий: у разных религий российского государства общая Родина и общая история

В предверии Всемирной конференции по межкультурному и межрелигиозному диалогу, которая состоится в нашей стране в мае 2022 года, активизируются многие инициативы и начинания, направленные на диалог и взаимопонимание религий. К таковым относится и деятельность Экспертного совета при Патриархе по взаимодействию с исламским миром Русской Православной церкви, возглавляемый иеромонахом Григорием (Матрусовым).

 

Основная задача Экспертного совета – усиление взаимодействия, выстраивание более тесных и эффективных отношений между Русской православной церковью и мусульманами как в России, так и во всем мире.

С руководителем Совета, выпускником Московской Духовной Академии и Папского института арабских и исламских исследований в Риме иеромонахом Григорием побеседовал наш корреспондент:

Уважаемый отец Григорий, в своем выступлении на презентации русскоязычного перевода энциклики «Fratelli tutti» Вы упомянули о том, что присутствовали на исторической встрече Папы Римского Франциска с верховным имамом старейшего и крупнейшего исламского университета Ал-Азхар шейхом Ахмад ат-Тайибом  в Абу-Даби. Эта встреча, как пишет Папа в начале своей энциклики, и подвигла его написать документ, который перевели российские мусульмане. Могли бы Вы поделиться своими воспоминаниями и своими впечатлениями о той знаменательной встрече?

– Встреча между Папой Римским и шейхом Ахмадом ат-Тайибом состоялась в феврале 2019 года. Патриарх Кирилл создал экспертный совет по взаимодействию с исламским миром в ноябре 2018 года, т.е. буквально за 2-3 месяца до этой встречи. Меня он назначил руководителем совета. В этом качестве я и оказался в ОАЭ. До этого я уже занимался арабистикой, исламом, у меня был опыт преподавания ислама: я читал спецкурс в Московской духовной академии. Но практический диалог был для меня – terra incognita. Конечно, встреча Папы и шейха аль-Азхара – это знаковое событие, это конкретный шаг в диалоге между религиями. Была проведена огромная подготовительная работа, принята Декларация «О человеческом братстве во имя мира и мирного сосуществования». Замечательно, что этот шаг был сделан. Он показал, что со стороны католической церкви выработана стратегия взаимодействия с исламским миром. Это подтверждает и визит Папы Римского в Ирак.  Со стороны исламского мира, в котором несколько течений, множество лидеров и течений, такой стратегии, на мой взгляд, нет. Есть Всемирная Исламская лига – у нее своя стратегия. Есть другие организации внутри исламского мира – у них своя стратегия. Поэтому, с одной стороны, об этой встрече в Абу-Даби хотелось бы сказать как о новом повороте в отношениях между исламом и Римской католической церковью, но оценки приходится давать с осторожностью. Налаживание отношений между двумя крупнейшими религиями – это непростая работа.

То, что российские мусульмане проявили инициативу и перевели энциклику, – замечательно. Я не вижу в этом подводных камней или рисков. Но для меня как представителя РПЦ важно, чтобы был сохранен баланс взаимоотношений. Я убежден, что говорить в России о диалоге ислама с католической церковью и при этом оставлять в стороне РПЦ, – неправильно. В условиях России обязательно нужно сбалансированное движение в развитии межрелигиозных отношений.

Скажите, Вам как религиозному деятелю, как представителю РПЦ книга, переведенная и изданная мусульманами, будет нужна?

– Безусловно! Я считаю ее конкретным показателем работы в развитии межрелигиозного диалога. Я много лет учился в Риме, у меня там много друзей,  и взаимодействие с Католической церковью в этом направлении для меня совершенно естественно. Если есть дополнительные точки соприкосновения, документ или книга – это большое подспорье в работе. Это первое. Второе. Если брать культурологический аспект, то все христиане близки друг другу. У христиан Европы общие ценности - Евангелие, общая культура, семейные ценности и др. То, что инициатива перевода книги принадлежит нашим мусульманам, для меня было неожиданностью. Но то, что эта идея родилась  – это замечательно! Я в этом вижу одни плюсы.

Потенциальными читателями русского перевода энциклики являются представители разных религий нашей страны. И наверняка она будет по-разному ими воспринята.

– Подписанный шейхом Ал-Азхара и Папой Римским в Абу-Даби документ "О человеческом братстве во имя мира и мирного сосуществования" обращен к мусульманам и христианам. Но я думаю, что не для всех мусульман - это однозначно положительный знак. Также и не для всех христиан.  Подобным образом и энциклика. Замечательная книга, но для кого в России Папа Римский авторитет? В России он – духовный лидер для небольшого числа людей, приверженцев католицизма. В энциклике, безусловно, есть интересные аспекты, которые полезны всем. Да, мы все – братья, но вопрос заключается в том, любим ли мы по-настоящему своего брата. На тему братства проводится множество конференций и встреч, но что они дают простому мусульманину или христианину? Каков их практический результат на низовом уровне, в повседневной жизни прихожан? Вот это проблема, и очень сложная проблема. Я часто на встречах с болью в сердце говорю: да, мы встретились, поговорили, а что дальше? Должна быть стратегия развития взаимодействия между представителями разных религий, которая включает целый комплекс задач. Под эту стратегию должна быть подведена теоретическая база с тем, чтобы практически можно было реализовывать задачи. Я знаю, что стратегий по разным проблемам написано много, но как они воплощаются? Я думаю, что разрабатывать стратегию нужно с учетом того, что мы потом, после ее написания, сможем реализовать. Очень важно не только поставить цель, но и реально оценивать свои возможности.

Мне как представителю Экспертного совета по взаимодействию с исламским миром хотелось бы, чтобы диалог развивался, а прихожане храма, в котором я служу, готовы ли они к нему? То же самое и в исламском мире: много замечательных исламских лидеров говорят правильные слова. Но простые мусульмане, скажем, в Сирии или Египте готовы ли их принять? Да и в России мусульмане, проживающие в различных регионах – Москве, в Сибири или на Северном Кавказе, наверняка по-разному будут относиться к этому. Для этого нужно быть человеком диалога. Это первое. Второе, нам нужно переходить от пассивной позиции к активной. По моим ощущением, сейчас у нас идет диалог пассивный. В каких-то регионах он активнее, но на общероссийском уровне активности нет. И еще важный момент: чтобы диалог вести, нужны люди с квалифицированной подготовкой и открытым сердцем.

Вообще я считаю слово «диалог» в данном контексте не  самым удачным. Наш Экспертный совет РПЦ называется советом «по взаимодействию». Взаимодействие более точно отражает суть того, к чему мы стремимся. Бывает так, что дальше диалога дело не идет. Если брать контекст России, то взаимодействие между религиями – это данность. У нас, представителей разных религий российского государства, много общего: общая Родина, общая история. Семейные ценности и моральные устои, которые сейчас под угрозой, – эта та почва, где мы должны объединять наши усилия. Здесь нас ничто не разделяет. Если мы живем вместе веками, то мы должны взаимодействовать в социальной и культурной сфере. Хотелось, чтобы у нас были совместные социальные проекты. Но здесь нужна поддержка, в том числе и государственная. Межрелигиозное взаимодействие – это задача не чисто церковная и не чисто религиозная. Для нашей страны это задача геополитическая, задача национальной и духовной безопасности. Поэтому должна быть широкая и всесторонняя поддержка государства на всех уровнях. Межрелигиозное взаимодействие нужно всем. Оно нужно нашей стране!

Благодарю Вас.

Беседовала Ольга Семина

 

 

Пресс-служба ДУМ РФ

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2021 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна